chardash (chardash) wrote,
chardash
chardash

Categories:

Аэропорт в майскую ночь


Аэропорт в майскую ночь
(все события происходят в недалеком прошлом будущем. Пунктуация и герои сохранены)

Владимир Ростиславович уже 5-7 минут скользил по планшету и изучал историю города Омска. Из окна светило солнышко, а на улице был первый снег, который скорее всего растает. Неожиданно в голове у него крутанулась песня "Лето прошло...". Он невольно пропел ее в голове. Потом он усилием воли заставил себя сказать стоп. Однако песня не выкидывалась. Хоть ты тресни! Владимир Ростиславович стал говорить сам с собой. "Лето...Летов, Кирилл Серебренников, как они все надоели!!!" В этот момент, в довершение ко всему, он почувствовал себя плохо и решил, что посидеть на толчке будет правильным решением. "Приподняв" белое шёлковое кимоно с цветочками он оседлал "белого друга". Однако, "ничего не выходило" потому, что кроме салатов он не ел ничего. Он почему-то считал, да и его протеже, что в России Министр культуры должен быть похож на что-то "балеруностичное", хотя и дураку понятно, что все умные и культурные головы России, писатели итд жрали хлеб да мед. Отращивали бороды. Впрочем, Владимир Ростиславович уже мучался по другому поводу. Песня "лето прошло" начинала играть все громче.
Как это всегда бывает, когда хочется провести в спокойствии викенд, вдруг приходит что-нибудь по вотсапу. Обычно это приятно, можно не отвечать и распланировать день в зависимости от сообщения. Владимиру Ростиславовичу повезло чуть меньше...
"Володь привет! Угадай, где я приземлился? Ну ты крут!"
"Серег, ты же в Питер улетал, я помню"
"Я приземлился в аэропорту с твоей фамилией! Мединский 1. Крутяк! Ладно, я на стойке регистрации. Хорошего дня!"
Владимир Ростиславович, попытался встать с толчка, но без особого желания. Он подумал, что это какой-то розыгрыш от Сереги. А песня продолжала играть...
Неожиданно по вотсапу приходит еще одно сообщение. На этот раз от любимой. Это внушало надежду, что в мире все спокойно.
"Володька! Ты у меня теперь просто звезда! Так приятно улетать в Париж из аэропорта с фамилией мужа".
Владимир Ростиславович не на шутку разозлился.
"Дорогая, ты о чем?"
"Милый, я улетела из аэропорта "Мединский 2", «Шарик» в тебя переименовали!"
Владимир Ростиславович задумался и вдруг упало 2-3 сообщения от Бориса Ноткина:
"Володя, это круто! У нас на "Комсомольской правде" шквал в эфире! Люди в восторге. Говорят, что стало очень удобно! Из аэропорта Мединский 13 лечу в Мединский 666. Мистика! Звонят в эфир и говорят, что им очень жалко, что во время ЧМ этого не сделали. Иностранцы бы не путались! А еще один слушатель хочет переименовать Высший Волочок и Нижний в Верхний Ростиславович и Нижний :)). Правда был звонок и от молодой девушки, которая призналась, что она только что приземлилась в «МЕД 117» и ее не отпускает. Супер, хорошего тебе настроения! Ноткины! p.s. а еще говорят, что кроме стены Цоя в Москве надо сделать стену: Летов жив!))"
Владимир Ростилавович уже понял, что произошло, но "читать интернет" ему уже не хотелось. В довершение ко всему "от шефа" по вотсапу пришло пару фоток. Владимир Ростиславович уже знал, что Дмитрий Анатольевич наверняка прислал ему несколько фотожаб. За годы работы, он научился делать сообщения от шефа полученными, с доставкой "просмотрено", хотя само сообщение он не читал глазами.
Неожиданно на экране телефона подло всплыла заставка от новостей из зарубежных СМИ: "По итогам конкурса «Великие имена России» в России победил Министр культуры РФ В.Р.Мединский. Россия первая страна в мире, которая переименовала все аэропорты в имени одного человека!"
В голове у Владимира Ростиславовича начинала все громче играть мелодия. Он стал бить себя по голове не сходя с толчка. Забыв что он в белом шелковом кимоно от "Дольче и Габанны" Ростиславович со зла вытер жопу этим бесценным кимоно и выбежал из туалета. Прыгнул на кровать и стал себе говорить.
"Что со мной не так? Почему я не такой как все? Почему меня подставляет даже Димка. Блять! Эта еще чертова мелодия. Надо что-то делать. Мужик я или не мужик?".
В этот момент раздался звонок на мобильный, который входил в группу важные. Владимир Ростиславович давно их распределил по мелодиям. На экране светилось: Зураб Константинович. Владимир Ростиславович подумал, неужели и он про аэропорт? Не стал брать трубку. Перезвоню. Потом он вспомнил, что должно было быть какое-то мероприятие, которое он обещал Зурабу.
Воленс-ноленс, а перезвонить надо было. Упав опять в размышления о "мужик или не мужик" Владимир Ростиславович стал думать. Тут Владимира и осенило. У Зураба Константиновича 5 паспортов. Даже "лясе-пассе" есть, адвокаты как и у четы Клинтон, да и мужик он сильный. Забросал памятниками всю планету. Спрошу-ка я у него, что надо сделать, чтобы стать мужиком!
Собравшись духом Владимир набрал Зураба:
- Зураб Константинович, звонили?
- Володя, привет. Ты в Москве? Я хотел у тебя спросить в силе наше мероприятие через 2 недели?
- (господи, хоть он не про аэропорты) Конечно Зураб Константинович. Все силе. Вы знаете, мы без Вас никак.
- Ну хорошо, мой дорогой. Как сам поживаешь? (с интонацией покинуть разговор)
- (замешкавшись) Зураб Константинович, да все в принципе ничего (делает паузу), Зураб Константинович, я хотел у Вас кое-что тет-а тет спросить.
- ...Володя слушай, ну ты в Москве и я в Москве, приезжай ко мне в мастерскую. Да и рядом это от твоего дома.
- Хорошо Зураб Константинович, я прямо очень скоро приеду. Дайте мне минут 15-20.
- Договорились дорогой. Всегда буду рад тебя видеть. Жду!
Такой поворот дня, даже выкинул у Владимира Ростиславовича песню из головы. Он был этому несказанно рад. Он понимал, что все он верно задумал. Уже через 20 минут огромные двери мастерской Зураба Константиновича радушно раскрылись. Как и положено радушному хозяину он сам вышел встретить. Побродив по полкам с экспонатами, с заготовками и прочими атрибутами они удалились вдвоем и сели пить чай.
- Так о чем ты хотел со мной поговорить Володь? Спросил Зураб вежливо.
- Зураб Константинович, вот вы мужик...мужичище. Вы мне всегда нравились. Ваши работы, очень фундаментальны.
- Володя, они не фундаментальны, а монументальны. Таких как я всего еще пару человек в мире. Есть школа в Испании и Грузии, да у нас в Москве. Так собственно о чем ты?
- (немного запинаясь) Зураб Константинович, вот как мне стать мужиком? Таким же несгибаемым как Вы? Понимаете, я даже умнее Димки. Над ним смеялись, а надо мной еще больше смеются. Да и он даже смеется надо мной. Ну, разве я это заслужил?
- Димка?
- Ну, Дмитрий Анатольевич...
- Аааа…
- Как Вы думаете, что я должен сделать, чтобы занять свою нишу прочно и навсегда, вот как мужик?
- Владимир, в тупик ты меня, конечно, не поставил, но заставляешь задуматься. Я так сходу тебе ответ не могу дать. Дай мне время.
Они молча сидели и смотрели друг на друга. Зураб Константинович попивал смачно сладкий чай. Пауза даже как-то стала неприлично затягиваться. Чтобы ее разбавить Владимир спросил.
- Зураб Константинович, все хочу спросить, а что это у вас на руке, на правой?
На правой руке Зураба действительно висел странный предмет. На среднем пальце болтался какой-то золотой колпачек. Он был очень красивый и выгравированный.
-Это Володя мой инструмент. Я им рисую.
Зураб Константинович развернул золотой колпачок и в нем оказался очень элегантный рейсфедер.
- Володя, давай так.
В этот момент Зураб еще раз крутанул колпачек и под рейсфедером оказался еще один флакон. Зураб высыпал из него белый порошок на салфетку и протянул Володе.
- Пока ты будешь ехать домой, я пришлю тебе ответ. На. Держи.
Володя, слегка вытаращив глаза, но сделав это максимально незаметно, принял салфетку. Глазами Володя повел себя так, как будто он опять на пресс-конференции и ему задают неудобный вопрос. А он на этом «собаку сьел».
- Хорошо Зураб Константинович. Спасибо Вам!
- Ну давай Володя, давай. Я скоро тебе пришлю смс или позвоню.
Володя вежливо попрощался. Еще раз оглядев мастерскую, Володя сел в правительственный мерседес и поехал домой. Он настолько задумался, что даже салфетку автоматически держал в руке. Приехав домой, он взлетел в свой пентхаус и скинув в миг костюм, опять накинул кимоно. Отложив салфетку, он стал думать. Взглянув на заснеженную Москву, он подумал, что жизнь налаживается. Он не имел привычки курить, но в этот раз ему захотелось именно кальяна. Заказав у прислуги к себе на этаж кальян, он стал размышлять. Интересная все-таки штука жизнь. Выпустив пару колец Владимир вдруг понял, что ждать от Зураба прямо вот именно сейчас, в эту секунду, ответа смысла нет. А раз оно так, то "шмыгану-ка " я салфеточку.
Насыпав себе довольно внушительно, Володя вдохнул ноздрями белое естество. И если в самом начале началась, как это бывает, приятная эйфория, то буквально через секунду неожиданно Володю «вштырило» как Мию Уоллес из «Криминального чтива». И в этот момент пришла смс от Зураба.
"Володя, ты должен придумать проект для меня. Ты у нас Министр. Ты знаешь, что я монументалист. Исходи из этого"
Владимир Ростиславович побледнел.
Да ладно блять? Я? Сейчас тебе? Придумать? Ты итак всю планету заставил. Нет ну блять, ну надо же такой ответ мне прислать. Нет ну ни хуя себе? Это я-то не мужик? Да как два пальца об асфальт! Я сейчас тебе пришлю. Я тебе его сука нарисую. Ненасытная на подряды тварь! Я тебе сейчас нарисую!!
Володя вбежал в кабинет, схватил фломастер и бумагу. Володю всего трясло. Он неожиданно взял и нарисовал границу России. Тут его вдруг отбросило в сознании назад. Он стал смеяться и вспомнив, что Зураб грузин, взял и нарисовал над границей России бюст Сталина. Володя был настолько разгорячен, что моментально сфотографировал свой рисунок и отправил его Зурабу. Причем без комментариев. Прошло 5 минут. Володя стал думать, что он сморозил чушь. Что надо написать, что он не туда это отправил и... в этот момент пришло смс от Зураба.
"Володя - да ты у нас гений. Ты настоящий мужик. Только это можно будет утверждать, когда мы с тобой осуществим этот проект"
Володя выдохнул.
Это были очень долгие 7 лет для Володи и Зураба. Они стали неразлучны. Проект получил господдержку. Все делалось в тайне. Зураб договорился даже с Владимиром о крыше ФСБ, РЭБ итп итд. Мало того, всех «чоповцев», которые жрут в макжраке гамбургеры по 50 рублей, бросили на проект. Россия стала скупать бронзу во всем мире. Это было настолько неожиданно, что Запад тоже стал ее скупать. Запад поначалу не понимал зачем это делает, а потом просто стал перепродавать ее России. Все корабли мира везли бронзу. Все заводы России заработали на некий таинственный проект. Тяжелее всего было у границ. Но и это не смущало Володю и Зураба. Пресса постоянно хотела узнать о проекте. Шпионы всех разведок пытались узнать, что затеяла Россия. Все концы вели к неизвестности. Никто не мог догадаться, что она делает. Володя и Зураб уже были порядком измученны, но довольные и приближались к финальной части.
- Зураб Константинович, а когда все будет готово, как мы это водрузим?
- Володя, не беспокойся, я все продумал.
- Ну, Зураб Константинович, а все-таки?
- Со стапеля в Архангельске Володь, со стапеля.
- Володя запустит?
- Да, причем с подводной лодки. Это будет монументально.
Володя и Зураб неутомимо трудились. Последние три года они еще и сшивали брезент. Все страны азиатского региона шили непонятные огромные квадратные лоскуты.
Поскольку во времени Зураб и Володя были не ограничены, только они вдвоем знали назначенный час. Все задействованные работники, при всем своем желании не могли всю картину понять. Их постоянно перебрасывали. Все директора служб и ведомств тем более и подавно. Однако иногда Володе и Зурабу позванивали из администрации и спрашивали как дела. Дело шло к завершению.
Это произошло в один из теплых майских и на удивление жарких дней. Огромный бюст-саркофаг Иосифа Виссарионовича Сталина возник над Россией. Это было как будто за 7 пятилеток в один день. Брезент накрывал это монументальное строение. Весь мир уже даже не пытался понять, что там происходит в России. Всем было просто говоря наплевать, потому что понять было немыслимо, что происходит. Все только догадывались, что русские что-то такое затеяли, что остановить их невозможно. Понять их тоже. Ждать уже всем надоело. Было ощущение, что 1/7 часть суши отделилась зачем-то от всех брезентом. Причем локационные радары самолетов разведчиков стран НАТО докладывали, что за брезентом жизни нет, а если и есть, то она почему-то фонит странным металлическим гудком. В назначенный час две русские субмарины подплыли к Архангельску. Одна несла на себе опять кусок бронзы, а во второй плыла вся администрация России. Зураб и Володя находились в гордых увещевательных звонках. Однако, как истинные художники, они решили не ехать на закладку последнего элемента, а остаться в Москве. Все было расписано как по нотам. Из последнего (не закрытого) саркофагом пространства России стал вещать смоделированный голос Левитана!
«Всем Всем Всем! От Российского информбюро. Мы, свободные граждане России объявляем всем, что мы первыми в мире станем свободны! С этих пор и до скончания земли мы свободны! Отныне ни один враг не пройдет! И да будет так!»
В этот момент видеокамеры с подводной лодки стали показывать закладку саркофага. Последнего его элемента. Владимир Путин стоял на мостике подводной лодки в сером плаще (тоже брезентовым, но с красивой окантовкой). Шел дикий шторм и всюду была непогода.
"Ну, поехали" - сказали Зураб и Володя по «спецчастоте» на подводную лодку. Это услышал и Владимир Путин в наушниках. Он улыбнулся и как бы без сожаления, ловко повернул какой-то рычаг в коробке, от которой шел провод к саркофагу. "Ну поехали" - повторил Владимир Путин. Зураб и Володя вдохнули....и...
И вдруг что-то пошло не так. Вся земля затряслась. Владимир Ростиславович улетел кувырком на потолок. Всюду был скрежет и гром. Владимир Ростиславович так ударился, что лежал три дня в отключке. Звонил телефон. Владимир Ростиславович открыл глаза. К его удивлению, он понял, что без гравитации ходит по потолку своего пентхауса. Владимир взял телефон. На экране телефона горело: Зураб Константинович.
- кхм.. Зураб Константинович, приветствую. Ну как? У нас получилось? Я что-то не пойму. В отрубе был.
- (долгая пауза) Ох, Володя, ты ничего не знаешь?
- Зураб Константинович, ну раз мы живы, я так понимаю, что мы мужики и мы сделали это?
- (раздался как бы полуплевок)... Мужики-то мы мужики Володь, только есть нюанс.
- (призадумавшись) Какой?
- Вес не рассчитали....
- Я что-то не пойму Зураб Константинович, что это значит?
- Я бы даже сказал, вес глупости…
- Не понимаю, Зураб Константинович, господержка, люди, годы, подряды…
- Володя, что-что, жопа произошла.
-Какая?
- Наш саркофаг, когда смонтировался, земля не выдержала.
- То есть?
- Да что-что, полюса земли перевернулись. Мы теперь с тобой под саркофагом, но в южном полушарии и у нас тут жара.
- А где остальные?
- А остальные в Америке. Кто выжил или уплыл.
- Если мы в южном, то они...
- Да Володя, они в Америке, но теперь у них там постоянная зима!Как в Оймяконе.
- Ха-ха-ха! Вот это да! Это же здорово!
- Так, то оно может быть и здорово, только у нашего саркофага такая броня, что мы скоро по цвету кожу в негров превратимся.
- (задумавшись) Зураб Константинович, а как вы думаете, мы свои посты сохранили? Нас повысили?
- (тьфу ты) Володя, у нас теперь новые посты. Ты Министр говна и пули, а я бронзы и пиздеца. Ну или проще говоря, кроме нас под саркофагом никого. Нас двоих и животных. Все остальные в назначенный час сьебались. Считай, что мы с тобой подводные космонавты...
Наступила пауза. Володя поднял стул. Сел и сказал в трубку.
- Зураб Константинович, можно я перезвоню. Тяжело мне все осознать сразу вот так.
- Да нет проблем Володя, осознай, осознай.
- (пауза) Зураб Константинович, так мы мужики?
- Да Володя, теперь ты точно мужик. Только теперь тебе надо научиться метать копье на 300 метров и не забыть письменность.
Трубка повисла. Шли медленно гудки. И вдруг у Владимира Ростиславовича опять заиграла "Лето прошло". На этот раз он тихо улыбнулся и сказал про себя... все-таки в Омске есть только Егор Летов.

to be continued...
CHARDASH
p.s. Но лето прошло
Наконец-то растаял снег
Добровольный снег



Tags: folie a une, опус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments